Не только про кастрирующую мать, но и про кастрирующего отца, было бы справедливо написать. Модели поведения между таким отцом и матерью почти одинаковые, но есть некоторые отличия. Кастрирующий отец имеет в своём поведении больше форму – отстранения, эмоциональной холодности. Отстранённый отец.

Пару дней назад поехал загорать на пляж. На пляже решил прогуляться и познакомиться с пикниковой зоной. В одной из беседок была женщина и мальчик. Женщина была славянской внешности лет пятидесяти. Мальчик был кавказской внешности. Ему было лет десять. Они вместе готовились к пикнику. Допущу, что это не мама и сын, но, наверное, это не суть важно, хотя…

Ты когда-нибудь помогаешь маме, — спросила женщина.

Я не услышал ответ мальчика, но увидел, как он низко склонил голову.

Сразу видно, что у тебя руки из жопы растут, — продолжила она.

Я посмотрел на мальчика. Он замер. Эти слова про «жопу и руки», сработали во мне как психологический триггер, и всплыли обрывки сессий с клиентами про психологическое насилие своими родителями. Мне стало грустно, подумал, что если повезет этому мальчику, быть может через лет двадцать, если у него будет достаточно осознанности и смелости просить помощи, он обратится к психологу. Кастрирующая мать не только в реальной матери, но есть почти в каждой женщине, в том или ином проявлении.

Ничто не возникает ни откуда. Я сомневаюсь, что слова, сказанные женщиной – её. Да, это она сказала, но не она является автором этих слов в ней. Ситуация в беседке – модель, которая активизировалась бессознательно в этой женщине. Психологический триггер. Прошлое в женщине напомнило о себе в настоящем. Настоящее в мальчике станет прошлым, которое включится спустя десятилетия рядом с дочкой. Его дочка бессознательно вспомнит о своём отце, когда скажет своему сыну: «У тебя ничего не получится». Привет эстафетной палочке поколений. Встреча бабушек и дедушек в одной фразе.

Пару недель назад ехали с дочкой на великах. Она, как обычно, сзади. Меня настигли размышления. Интересно мнение дочери. Когда она подровнялась со мной, я спросил её:

Как взрослая кукушка может научить маленькую цаплю ловить рыбу?

Никак.

— Почему?

— Но кукушка ведь не ловит рыбу, как она может цаплю этому научить?

— Я просто думаю про то, как мама без папы может воспитать сына быть мужчиной? Как папа без мамы может воспитать дочку быть женщиной?

— Никак.

— Вот, и я так думаю, — сказал я.

Оставаясь в этих размышлениях, я покрутил дальше. Сижу, пишу, кручу мысли про это…

Вспоминаю всех своих клиентов насколько хватает памяти, хочу понять примерно общую закономерность отношений к детям отцов и матерей. Как правило, мама – критикующая, обесценивающая, отец – отстранённый, холодный, отсутствующий. Отец может физически присутствовать в семье, но не учувствует в воспитании ребенка, и/или скрывается за занавесом алкогольного перегара. Что касается критикующей матери, то не заметить это невозможно. Суть поведения таких матерей и отцов одна – эмоциональное отвержение.

Эмоциональное отвержение тоже бывает разным. Женщина в беседке уничтожает Мужское, творящее начало в мальчике, т.е. мальчик получает не только отвержение от женщины, но утрачивает способность творить, создавать, добиваться целей, помогать (женщине), защищать, быть кормильцем… На внешнем плане – привычные для нас слова женщины, сказанные мальчику, а на внутреннем, глубинном уровне психики – совсем другое. Последствия будут «всплывать» позже. Я знаю какие. Я слышу такие истории часто. Я знаю, как с одним словом, словно камнем в Душе, который перегородил источник жизни, люди пытаются почувствовать себя счастливыми. Не могут сдвинуть этот камень, если вообще, о нём знают.

Эмоциональное отвержение настолько часто встречается, что оно стало привычным и незаметным. В любом месте я всегда становлюсь невольным свидетелем детско-родительских отношений. Моя профессиональная деформация про то, что мой Внутренний Психолог всё видит и слышит. Его мне не нужно «включать» в себе. Когда моя дочка была совсем маленькой и игралась часто на детских площадках, я такого наслышался от родителей в адрес детей! И только однажды, когда моё отцовское сердце не выдержало – вступился за девочку, которую отвергала бабушка в разных формах. Эх…

Кастрирующая Мать – внутренняя часть Я, которая находится в каждой женщине, только у каждой женщины, Она в разное время находится в разной фазе активности. Кастрирующая Мать – про злость и агрессию к Мужскому. Злость – чувство. Агрессия – действие. «У тебя руки из жопы растут» — словесное действие через аннигиляцию (уничтожение). Если можно сравнить масштабы, то это как будто бы отец говорил своей дочери регулярно, что она не красивая. Простите за такое жуткое сравнение. Просто для нас, мужчин, наша внутренняя и внешняя сила для половой идентификации так же важна, как для женщин, для половой идентификации важна кРАсота.

к РА – к Солнцу. Солнце – Божественно-Мужской символ. Женщина красивая это та, которая тянется «к Отцу», которая признана им, принята. Девочка от матери развивает – женскую идентификацию (Я – женщина), от отца развивает – сексуальность (Я – ПРИВЛЕКАТ(ь)ельная для мужчин, а значит – для себя).

Холодный, отстранённый отец не способен отзеркалить для дочери её привлекательность.

Кастрирующая мать не способна отзеркалить для сына его силу, мужество, самостоятельность.

Когда отношения между матерью (Женским Родом в ней) и отцом (Мужским Родом в нём) прояснены,

тогда нет потребности выяснять отношения используя ребенка.

Я намеренно добавил «Женским родом в ней» и «Мужским Родом в нём». Это потому, что, изучая межличностные половые отношения, корни «проблем» часто уходят глубоко в Род. Например, клиентка говорит, что насколько ей известно, то все мужчины в Женском Роду по материнской линии – алкоголики. Мужики козлы? А если мужики пьют, чтобы уцелеть рядом с критикующей (кастрирующей) женщиной? А если мужики, не выдерживая столько пить – уходят? Женщины тогда суки? Не всё так плоско, как иногда кажется. На помощь приходит анализ Родовой системы. Я в этом случае применяю в терапии – архетипические образы, сюжеты.

Никто из животного мира не испытывает друг к другу столько неприязни, как люди. Инерция чувств злости женщин к мужчинам стала настолько стабильной, что я могу допустить, что эта инерция создала архетип – Кастрирующая Мать. Тенденция мужчин отсутствовать (эмоционально и/или физически), сформировали в них архетип – Отсутствующего Отца. (Архетип – структурный элемент в коллективном бессознательном, т.е. «программа», которая есть в каждом из нас).

Во мне тоже есть — Отсутствующий Отец. Форма другая, непривычная. По себе замечаю, что тенденция ухода свойственна мне, и всем мужчинам, которых знаю. Мужской уход часто происходит во внутрь себя, в алкоголь, в работу, в рыбалку, в машину, в друзей, в сомнительные связи и привычки, — только бы не вовлекаться в близкие, эмоциональные отношения с женщиной, дочерью.

Эмоциональное отвержение – это действие, через чувство злости, отвращения, претензии, гнева, и т.п. Можно отвергать, испытывая любовь, но это про то, что «программа» не позволяет быть в счастливых отношениях с любимым человеком; дедушка сказал, что «нужно от баб держаться подальше, так как это черти в юбках, значит, нужно держаться от чертей подальше, так как беды не оберёшься».

«Программа» не осознаётся. Вчера, работая с клиенткой, я слышал от неё рассказ о новом этапе жизни. Обычная, бытовая ситуация. Чувствую подвох, напряжение… а для клиентки – нет ничего необычного. Предложил продиагностировать, используя свои метафорические карты: «Маски и Роли». Нашли затык, т.е. «программу», которая фонила и мешала двигаться по жизни легко, спонтанно, радостно. «Затык» — это блокирование (ЗАТЫКнули) энергии движения. И получается следующее: «Если ничего не видно, это не значит, что ничего не происходит».

Фигура того, кто отвергает, «помещается» в того, кого отвергли. Максима в детстве отвергала мама. Внешняя мама со временем «переместилась» в Максима и стала — Внутренней Отвергающей Мамой. Внутренний Критик – классика примера, когда внешний критикующий человек начал говорить внутри того, кого он критиковал. Человеку кажется, что это он сам себе говорит. Кажется…

Когда Максим вырос, у него сформировалась проекция, что все женщины его отвергают. Он смотрит на женщин через призму отношений с мамой, т.е. уже через Внутреннюю Маму. Внутренняя Мама – женщина. Внутреннее Женское выстраивает отношения с реальными женщинами, т.е. Максим понимает реальных женщин ровно так, как подсказывает ему его Внутренняя Женщина.

Имея опыт отвержения, помимо Внутренней Мамы, сформировался отвергнутый Внутренний Ребёнок. Взрослый Максим с травмированным Внутренним Ребенком, ищет отношения с женщиной, которая полюбит его, примет безусловно, признает в нём мужское творческое начало, т.е. ищет мать. Внутренний Ребенок Максима ищет маму, чтобы через её принятие, вернуть себе часть отвергнутого Я во внутреннюю и внешнюю семейную систему. Системе не нужны изгнанники и она стремится к целостности, но «программа» есть «программа».

Встретив любящую женщину, которая не отвергает его, как предыдущие, Максим сам начинает провоцировать, саботировать Катю на отвержение. У Максима НЕТ программы «ПРИЗНАНИЕ», но зато есть программа «ОТВЕРЖЕНИЕ». При очередной встрече с Катей, из отношений уходит Максим, или Катя уходит (как мама Максима) – не суть важно. Отвержение – это важно, любой ценой поддерживать уважение к «программе».

Почему так поступил Максим? Уважение к Семейной Системе! Если у Максима родится дочь, он на ней может вымещать злость через отвержение, которая затаилась на маму и всех женщин, которые его отвергали. Максим так же может слиться в отношения с дочкой, как к доступному женскому объекту для реализации своей любви через давание и принятие, т.е. с дочкой будет вести себя как мужчина с женщиной. Перекос детско-родительских отношений. На внешнем плане Максим – заботливый, любящий папа, а на внутреннем – «голодное» Мужское, которое хочет признания от Женского. Максим не инициируется как отец, как взрослый мужчина, а у его дочери — сбиты ориентиры Женственности, так как она для него то ли дочка, то ли мама, то ли женщина, способная обнять и пожалеть, или…

Если далеко не уходить от темы и взять противоположную модель отношений матери и сына при отсутствующем (холодном) муже, то матери иногда выстраивают отношения с сыном, как с мужем, от которого недостаточно внимания, поддержки, признания себя женщиной. Приносит сын ей цветочек из поляны, а мама радуется из состояния Внутренней Женщины, которая хочет внимания и ухаживаний от мужчины. Внутренняя Мать такой женщины, как бы немножко в стороне, и в знак благодарности, обнимает и радуется за сына за то, что почувствовала себя признанной, любимой женщиной.  Перекос детско-родительских отношений.

Перекос детско-родительских отношений — это попытка компенсировать, восполнить внутренние дефициты, т.е. детские потребности. Отвержение родителями своих детей, а также суррогатная любовь к детям, это тоже попытка восполнить внутренние дефициты. Память о душевной боли, толкает такого человека всё снова и снова воссоздавать ситуации с отвержением, без разницы кто кого, будто свято веря, что, пережив очередную травму, отпустив её, можно выдохнуть, вернуться в Семейную Систему, и начать жизнь по-другому. Т.е. тот, кто отвергает и/или провоцирует на отвержение, на самом деле, хочет таким способом исцелиться. Опыта другого у него нет, поэтому использует тот опыт, который есть.

Я люблю работать с контрастами. У архетипа Кастрирующая Мать, есть архетип на контрасте – Любящая Мать. У архетипа Отстранённый Отец, есть контраст – Защищающий, Любящий Отец. Если у человека в опыте не было защищающего отца и/или любящей матери, это не значит, что нет доступа к архетипическим энергиям на контрасте. Вопрос только в том – какой доступ есть у человека к архетипу Защищающему Отцу и Любящей Матери?

Гнев на реальную маму и потребность её любить, быть ею любимой, это и есть тот самый контраст. Гнев на маму и/или отца – блокирует доступ к внутренним любящим родительским фигурам, т.е. тот, кто не принимает реального родителя – не принимает родителя в себе, не принимает своего супруга – родителем. Женщина, которая отвергает реального своего холодного отца – отвергает отца своего ребенка. С другой стороны, женщина, у которой в опыте есть отвержение холодным отцом, но которая принимает отца своего ребенка, т.е. мужа – исцеляет свою Внутреннюю Девочку через Отцовские энергии отца своего ребенка, т.е. мужа. Получается, что женщина через мужа – исцеляет Внутреннего Отстранённого Отца.

Женщины, которые приходят ко мне на терапию, хотят через моё Отцовское – исцелить свою Внутреннюю Девочку и Внутреннего Холодного Отца. Мужчины, которые приходят на терапию, хотят исцеление своего Внутреннего Мальчика и Внутреннего Отстранённого Отца.

У Внутреннего Отстранённого Отца есть Внутренний Ребенок. Аналогично и про кастрирующую Мать. Интересно было работать с клиенткой, которая из своего Внутреннего Ребенка общалась с Внутренним Ребенком своего Внутреннего Отца. Там, где дети и взрослые не могут договориться, там спокойно себя чувствуют и общаются – Внутренние Дети, т.е. решение реальных детско-родительских отношений стало возможным через контакт Внутренних Детей дочери и отца. Это работа на минус третьем уровне. Можно работать и на плюс третьем уровне.

Во мне так же есть и архетип Любящей Матери. И закружилось, завертелось… А это уже какой уровень?

Материнство и отцовство – ступень инициаций женщины и мужчины. Отвергая реальную маму и/или отца, а следовательно, и Внутреннюю Мать и/или Внутреннего Отца, человек перекрывает более полный доступ к Мужским и Женским энергиям, т.е. не проходит инициацию взросления. Открывая доступ к Внутренним Родителям, исцеляя Их, человек исцеляет реальных родителей.

В семейной системе, всё то, что происходит с одним человеком, неизбежно, и порой незримо, происходит с другим. Во внутренней семейной системе – аналогично: когда исцеляется одна Внутренняя часть Я, это неизбежно влияет на другие части Я.

И так до бесконечности.

«Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». Серафим Саровский

Точка.

.

Автор — психолог онлайн Андрей Букшук. Статья написана 15.08.2020 года.