наказание-молчанием «Убитых словом добивают молчанием». Уильям Шекспир

Наказание молчанием – это психологическое игнорирование. Психологическое игнорирование происходит через обиду. Когда Таня обижается, то Коля автоматически переводится в ранг виновных. Коля и понятия может знать, что он в чем-то таком уже участвует без своего согласия, но расхлёбывать всю эту кашу  будет он: давясь, кряхтя, тайно презирая… себя.

Таня знает за что обижается, хорошо бы, конечно, чтоб знала, но бывает – и не знает. Почему не знает? Есть довербальная детская травма, которая сформировалась до того, как ребенок начал говорить. Во взрослой жизни она не осознается, но проявляется в симптоме и поведении, т.е. тело – помнит и выражает травму наиболее доступным способом.

В терапии психологом легко заметить такую травму: клиент начинает манипулировать психологом, молчит. На вопросы психологом что и как – не знает что ответить. А где там наша Таня? Таня в это время, будучи девочкой, наблюдает за тем, как мама молчит, отворачивает взгляд, не реагирует на разные способы привлечь к себе внимание мамы. Таня в слезах захлёбываясь закрывает лицо руками. Она одна. Брошена. Мама «наказывает» её за то, что она поломала комнатный цветок. Таня не знает ещё, что это проступок, но своим молчанием, мама хочет дать понять, чтобы Таня сама догадалась за что наказывается. Фух…

Когда такое происходит со выросшей Таней, то на вопрос Коли что с ней происходит, может ему ответить; «сам догадайся», «а разве ты не знаешь», «мог бы, между прочим, попросить прощения), или просто продолжать молчать задрав нос кверху, и повернув голову к окну скрестив руки на груди. Если Коля не знает, и склонен испытывать чувство вины, то ему – п..здец. Коля будет змеёй виться возле Тани пытаясь скинуть оковы вины (угодить, загладить вину, просить прощения за то, за что сам не знает). Чем больше Коля чувствует себя виноватым, тем больше Таня испытывает чувство собственного превосходства. Т.е. Таня отыгрывает на Коле свою травму отвержения + пытается компенсировать травму отвержения через чувство величия. Фух…

Наказание молчанием – отвержение с целью якобы воспитания. Давность обиды не имеет значения. Пусковой механизм наказания молчанием запускается автоматически, без хозяина (осознавания). Вся сложность состоит в том, что Таня ничего не может поделать со своим поведением (симптомом). Ничего. Выбирается жертва — находится причина – обида – отвержение – вина – превосходство – насыщение признанием (да, Таня, любимая, я – козёл) – близость (затишье) – контакт – мёд и шоколад, цветы и мармелад – любовь – выбирается жертва (хорошо и удобно для Тани, если она всегда рядом) – находится причина – обида…

Коля должен всё понять и больше ничего такого не делать против Тани, и тогда она не будет обижаться (т.е. Коля не будет виноватым). Как бы не так! А как же игра? Если Коля перестанет виноватиться, то Таня может применить «тяжелую артиллерию», т.е. обижаться не за то, что Коля забыл поздравить с годовщиной их знакомства, а будет подозреваться Таней в том, что Коля ей изменяет. Чем больше Коля будет оправдываться, тем больше для Тани это является подтверждением того, что её паранойя – не паранойня.

Я писал про близость Тани и Коли после признания свой вины. Это очень важно! Когда Таня девочкой, очень горько плакала от отвержения, маме стало жаль дочку, и тогда она обняла Таню: «Ну глупенькая моя, что ж ты так плачешь»? КОНТАКТ!

Контакт – это то, ради чего вся эта история наказания молчанием. В такие моменты – самый сильный, душевный, эмоционально яркий контакт. Шкурка выделки стоит. Все счастливы. Напряжение – позади. Почему так? Я могу только допустить, что у Тани эта модель отношения с мамой, один из немногих, в которых возможна близость, в том числе и телесная. Обида + вина = близость. Хочет ли Таня по-другому строить отношения? Очень хочет, но не может. Коля ведь тоже НЕ просто так в этой истории оказался.

Роли в любой момент могут поменяться, и Коля будет Тане мстить обидой через молчание отвержением за то, что две недели назад заставила его чувствовать себя виноватым. Игра есть игра.

Такая игра ОЧЕНЬ сильно эмоционально затратна. Если Таня обижается, а Коля долго не просит прощения, Таня – устает молчать, так как хочет контакта, а игра – «не клеится». Случайно, между прочим, как ни в чем не бывало, через три недели, из кухни долетает в спальню Коле:

— Тебе котлетки поджаристые или на пару?

– Поджаристые.

Война войной, а обед — по распорядку. Перемирие. Контакт. Все голодные и уставшие. Счёт: 1:1

Что делать в таких отношениях?

Коле – бежать!.. на психотерапию работать со своей склонностью испытывать чувство вины. За виной всегда скрыта злость на другого. Когда Коля поправит своё психическое здоровье, то вместо вины он будет злиться и выяснять, прояснять психологические границы. Но до того, как Коля начнет вместо злости – виниться, он будет подавленную злость направлять в тело, т.е. в симптом.

Что делать Тане? А ничего. Искать другую жертву. Люди с таким поведением редко приходят на психотерапию. Почему? Тут ведь свою проблему необходимо осознать, а я написал, что часто, такое почти невозможно. Но более важна причина в том, что если она перестанет получать контакт с партнёром через манипуляции, то как Таня ещё будет удовлетворять свою потребность в близости? Модель закрепилась, работает, пусть Таня смирится и ищет жертву.

P.S. Бросание в острых чувствах телефонной трубки во время разговора, блокирование аккаунта, мессенджеров… Две причины:
1. Отвергаю тебя. (Потому что меня отвергали).
2. Я наказываю тебя невозможностью общения со мной.
Когда после развода кто-то из родителей «блокирует» возможность видеться другому родителем с ребенком, это про:
«Я использую ребенка, лишая тебя ценности, чтобы причинить наибольшие страдания через лишение». (Как меня наказывали, лишая возможности контактировать с наивысшей ценностью — родителем).
А ещё «взрослые» наказывают друг друга нежеланием сексуальной близости, т.е. лишая наслаждения, ну, или на определённых условиях соглашаются на секс (дрессировка).

.

(Иллюстрация из моей колоды метафорических карт: «Маски и Роли»).

Автор — психолог онлайн Андрей Букшук. Статья написана 16.02.2020 года.