Провокация на отвержение. Провоцирующий на отвержение хочет любви, признания, одобрения. Опыт такого человека про то, что близость = отвержение. Получается: любовь = отвержение. С этим правилом человек идет по жизни спотыкаясь, падая, вставая и шагая дальше… в поисках своего «дома», где его примут, обогреют, полюбят.

Иногда вспоминаю групповую терапию на гештальт-интенсиве. Это было теплое лето в Белоруси. Мы занимались на улице. В нашей группе был парень альбинос – весь абсолютно белый. (Альбиносы — люди, которые на генетическом уровне лишены фермента, отвечающего за выработку пигментации). Назову этого парня Вовой, который работает инженером. Мне было жутко на него смотреть, так как это явление для меня противоестественно природе. Я понимал, что он такой как я, понимал, что ему живется не просто с его особенностью, но приблизиться, а тем более заговорить с ним, я не хотел. Я тогда подумал, что в школе над ним все издевались. Дети, они такие.

Правила группы били таковы, что опоздавшие в группу не допускались; они нарушали тот процесс, который уже начал происходить. Была последняя группа на интенсиве. Мы все сидели на стульчиках на лужайке, кроме этого парня. Вовы не было с нами. Через некоторое время он неспешно вышел из лесной тропинки и направился в нашу сторону. Наша группа уже началась. Вся группа на него повернула голову и не знала, что делать. Ведущий группы сказал, чтобы мы продолжили заниматься тем, чем уже занялись.

Этот парень подошел к группе в метрах десяти и стоял. Он знал правила. Вова опоздал, вернее – спровоцировал отвержение своё нашей группой. На протяжении всех занятий все участники относились к нему с уважением. В данном месте, будто у нас была ответственность, примем ли мы его в группу, или нет. Парень повторил свой сценарий: «Если вы меня не отвергнете, то сделаю так, что отвергну я себя через вас, или я вас отвергну». Мы его не отвергали, но он отверг себя через НАШИ правила.

Играть в его игру, значит позволить ему нами манипулировать. Если мы позволим собой манипулировать, значит он ещё раз повторит (закрепит) свой сценарий, а мы повторим какой-то свой сценарий через чувство вины, когда другому плохо рядом с нами. Дилемма. Я не помню, чем всё это закончилось, но модель провокации на отвержение я запомнил на всю жизнь.

Как формируется механизм провокации на отвержение? Маленького Вову отвергали родители. Вариантов бесконечно. Это значит, что он – Изгнанник из семейной системы. Отвергающие родители встроились во внутреннюю систему Вовы. Вова, как нормальный человек, хочет любви, признания, одобрения. Став взрослым, свои эти потребности проецирует на окружающих. На женщин.

Ему понравилась женщина. Она ему подмигнула. Он в неё «влюбился», так как считает её идеальной, а на самом деле, назначил ей функции, что она может его долюбить, допринять, допризнать — чего не сделали родители. Когда она, Таня (работает фотографом), Вову любит, он становится в каком-то смысле любовно зависимый от чувств Тани к нему. Меньше чувств к Вове – ему не спокойно на душе, много чувств Тани к Вове – он чувствует себя хорошо.

Вова понимает, что это как-то можно регулировать, управлять этим; если у Тани плохое настроение, то можно ей сделать что-то хорошее, и она станет хорошей, а значит, чувства к Вове изменятся в лучшую сторону. У Вовы появился такой механизм: Тане хорошо – мне хорошо (я хороший), Тане плохо – мне плохо (я плохой, это из-за меня).

Это из-за меня. Отвергающие внешние родители «встроились» в Вову, теперь они стали отвергающими Внутренними Родителями. Он начинает постепенно ревновать Таню в том, что чувство любви к нему «относит» другому парню. У Тани нет поклонников, но Вовина травма отвержения срабатывает как та, что Таня его отвергает. Он видит картинки в своём воображении. Верит им. Тревога. Что Вова начинает делать? Правильно, контролировать Таню. На самом деле, он не хочет терять ощущение нужности. Выучены механизм «манипуляции» Таней побуждает его стать хорошим, чтобы «задобрить» её, чтобы снова вернуть себя в систему отношений.

Система отношений. Отвержение = изгнание, изгнание из семейной системы. В былые времена, изгнание из системы племени (семьи) = смерть. На бессознательном уровне память про это осталась. Любые отношения образуют систему. Вова хочет вернуть Таню, потому что не хочет потерять свою ячейку в системе их отношений; она напоминает ему свою семейную систему с мамой и папой. Он боится повторения травмы изгнания.

Ярость и Агрессия. Есть второй вариант у Вовы к Тане: Ярость (чувство сильной злости) и Агрессия (действие). В ранней травме отвержения всегда есть подавленная злость. Подавленная, потому что стоит родительский запрет на выражение негативных чувств. Эти чувства ждут своего времени, чтобы «выйти» через действие (Агрессию). Какие бывают агрессивные действия на фоне ревности, уверен, вы знаете.

В данном случае, агрессия со злостью, это реакция на нарушение психологических границ. Когда у Вовы не было власти перед родителями выразить свои чувства – одна история, когда эта власть есть перед Таней – другая история. Теперь у Вовы есть возможность через Таню выразить негативные чувства к маме и папе через деструктивные действия.

Кстати, агрессию Вова тоже может применить с целью удержать Таню в отношениях — через любую форму насилия. Запуганная страхом наказания, страхом перед неизвестностью, может остаться в отношениях с Вовой, поддерживая видимость «хороших» отношений. Танго танцуют двое. У Тани тоже есть на это свои выгоды. Но сегодня не про это.

Запугивание отвержением (уходом) – манипуляция, к которой Вова может прибегнуть в случае напряженных отношений с Таней. У Вовы есть мама. В детстве, когда по мнению мамы сын не слушался её, она говорила ему, что уйдет (бросит) одного на улице, если он не перестанет плакать. Так формируется страх быть отвергнутым, который формируется отвергнутыми (тот, кто отвергает, сам является отвергнутым кем-то). Я часто вижу такое поведение на улице, однажды у меня даже конфликт произошёл с какой-то бабушкой, когда моё отцовское сердце не выдержало морального издевательства над внучкой.

Этот механизм во взрослом периоде начинает работать в том числе и в обратную сторону: Вова уходит, чтобы посмотреть на реакцию Тани. Если Таня его «догоняет», т.е. удерживает, то для Вовы это знак своей нужности для Тани, а если не «догоняет», значит, для него это отвержение со стороны Тани, не учитывая того, что он сам первым провоцирует на отвержение.

Если Таня «догоняет» Вову, это так же может быть им воспринято как то, что Таня – слабачка, что она как собачка рядом с хозяином, которая не может быть без него, а ему нужна зрелая, самостоятельная личность в отношениях. Конфликт интересов. В этом конфликте Вову может «бросать» изо дня в день в разные стороны, изматывая нервную систему.

Этот конфликт может быть «погашен» через компромисс между Вовой и Таней. Компромисс – отсроченный конфликт. Для Вовы компромисс нужен чтобы временно «погасить» тревогу, но потом ценность отвержения опять занимает важное место, так как через отвержение, он ищет исцеление.

Аутоагрессия. Третий вариант у Вовы – аутоагрессия. Это такая страшная штука, обозначающая злость и действие направленные на себя. Часто, аутоагрессия формируется через запрет родительской фигурой выражения чувств злости ребенку. Энергия конфликта, не имея возможности выйти наружу – останавливается. Если родитель говорит при этом: «Злится плохо», ребёнок воспринимает это как: «Если я буду злиться, то я плохой. Но я злюсь, значит я плохой. Мама не будет любить меня плохого. Себя надо наказать за это». Я видел много раз, когда дети начинают злиться, при этом – бьют себя.

Суицид – самая яркое поведение аутоагрессии. Самоотвержение – самый распространённой способ аутоагрессии. Самоотвержение = аутоагрессия = я плохой = себя нужно наказать = нельзя быть счастливым = я хочу чужое хочу = самоотвержение… Если вы продолжаете жить не так, как вам хочется, значит у вас – самоотвержение = аутоагрессия…

Есть более явное проявление самоотвержения – проекция самоотвержения. Вова позвонил Тане. Таня не ответила на вызов. Вова подумал и за неё решил, что Таня не хочет с ним больше общаться. Скорее это потому, что он мало зарабатывает и хочет с ним расстаться, поэтому, она сейчас с другим мужчиной. (Ревность – программа самоотвержения). У Вовы нарастает тревога. Он напивается. Злится на Таню. Звонит бывшей, которая его любила, чтобы хоть от кого-то получить признание, что он хороший. Приходит Таня, а Вова ей: — «Я тебе изменил». Таня уходит от него. Вова в вдогонку ей говорит, что она его никогда не любила и не ценила, поэтому он… Все страдают. У Тани просто села батарея в телефоне.

Это классика проекции самоотвержения. Таня Вову не отвергала, но призма восприятия отношений через отвержение – встроилась в Вову. Так он воспринимает отношения, что он не нужный. Он будет искать этому подтверждение. Если подтверждения не будет – спровоцирует на отвержение, на пример, просто напьется в хлам, зная, что Таня не переносит алкогольного состояния Вовы, чтобы спровоцировать очередной конфликт… чтобы повторить опыт отвержения без разницы, кто инициатор… — на опережение.

Отвержение на опережение. Это когда Вова будет стараться отвергнуть Таню до того, как она успеет его отвергнуть. Это работает в две стороны: Вова отвергает, потому что у него – травма отвержения. Он выбирает успеть отвергнуть первее, как будто это сработает как защитный механизм от того, чтобы его НЕ отвергли первым. Для Вовы, первым отвергнуть партнёра – меньшее из зол.

Что я часто вижу в терапии с клиентами? Провоцирующий на отвержение хочет любви, признания, одобрения. Опыт такого человека про то, что близость = отвержение. Потребность в любви имеет одинаковый по силе страх отвержения. Эта сила в разные моменты не одинаковая. Как правило, страх отвержения усиливается с эмоциональным приближением. Чем ближе Вова эмоционально к Тане, тем он больше боится, что она его отвергнет. Чем больше он боится, что она его отвергнет, тем сильнее он хочет приблизиться к Тане, чтобы «зацепиться», чтобы «прилипнуть» к системе, которая для него важна, но чем сильнее он «прилипает», тем больше боится. В какой-то момент Вова не сможет выдержать напряжения и спровоцирует Таню на конфликт.

Секс. Для эмоционально-травмированных, секс = обладать. Для Вовы секс с Таней, это потребность владеть ею. Обладать = поглотить, чтобы «напитаться» объектом любви и насытить свои эмоциональные дефициты. Так выглядит сексуальная аддикция, в которой постоянно нужен сексуальный партнёр для эмоционального насыщения. Но так как функция «насыщения» нарушена, то присутствует постоянный эмоциональный голод, который иногда на время утихает.

Через секс Вова демонстрирует перед Таней свою значимость: секс хороший – Вова хороший, секс плохой – Вова плохой. Кстати, у эмоционально-отверженных призма восприятия себя — через других. В отношениях, Вова – ведомый, а Таня – ведущая. Интересно, что у ведомых уровень сексуального возбуждения всегда больше, чем у ведущих. Думаю, это связано с потребностью соблазнить, владеть, обладать, и на этом фоне подымается сексуальная энергия до пикового состояния.

Самоотвержение. Всё работает в две стороны: Вова отвергает других людей, другие – Вову, а в конечном счёте, механизм отвержения срабатывает как то, что Вова отвергает самого себя. Его отвергали родители, которые со временем стали («переместилась») – Внутренними Родителями, отвергающие Внутреннего Ребенка (Вову). Получается, по большому счету, что не Вова отвергает себя, а Внутренние Родители отвергают в Вове – Внутреннего Ребенка. Потом эта модель «оживает» в отношениях с Таней и окружающим миром в разные стороны. В процессе такого взаимодействия, формируются Внутренние Отвергнутые части Я. Чем больше опыт отвержения с разными людьми, тем больше отвергнутых частей Я.

Вокруг этой модели происходит всё, что связано с отвержением. Механизм самоотвержения часто имеет банальный запрет на то, чтобы делать то, что хочется. А если честно и прямо, то всё, что связано с отвержением – самоотвержение. Формы разные, суть – одна.

Вот мои видео на тему эмоциональной травмы. Долго и подробно. По сути. Только из опыта работы с клиентами.

Часть 1

.

Автор: психолог онлайн Андрей Букшук. Статья написана 14.04.2020 года.